Деревню и лес разделяет неширокая речка. Наш проводник Амар ждет на мостике. Торопимся. Hi, Amar, good morning!

Метр, еще метр, еще метр по узкому шаткому навесному бамбуковому мостику. На твердую землю берега джунглей… Шаг, еще шаг — лес смыкается за нашей спиной, как будто мы медленно погружаемся в гостеприимный котел желудка.


Здесь даже влажный воздух кажется плотнее. А звуки — шорох веточек и листьев, перекликающиеся птицы — связывают пространство. Деревья вверх, лианы вниз — все сплетено, все едино.

Досковидные корни деревьев отходят от стволов на уровне наших плеч. Здесь все большое, даже муравьи размером с пол пальца.

Каждый лист светится под утренним, но уже сильным солнцем. Сухая тропа хорошо видна, а влажный воздух мягко окутывает…. Уютно и совсем не страшно.

«Джангл трек, джангл трек ин букит Лаванг, си ю манки, си ю снейк, си орангутанг…» — напевает Амар на мотив рождественской песенки…

…Мы прошли всего с десяток метров, а рокот речки совсем не слышно. Граница звуков здесь удивительно четкая. Всякому месту свое время.

С каждым шагом все слышнее звуки. Птицы? Амар оглядывается и машет рукой: «Быстрее, быстрее, большая удача, белорукие гиббоны». Гиббоны так быстро перемещаются по кронам деревьев, что мы едва успеваем их увидеть. Скорее слышим.

800px-White-handed_Gibbon_Hylobates_lar_Orange_1900px
фото из Википедии

Гиббоны просыпаются в 6 утра, почти как мы сегодня. Первым делом своим криком-пением они всех оповещают, что это их территория и что они проснулись. Мы в общем и не претендуем, идем себе и идем.

Мы знаем, что впереди нас ждет встреча с орангутанами, хотя встреча с белорукими гиббонами сама по себе событие, ведь это такой же вымирающий вид, как и орангутаны.

Вот и первый контакт цивилизаций. Орангутанг дикий, мы чуть отходим назад. Орангутан огромный, для масштаба в руке у него обычный банан.

Амар приговаривает: «Orangutana likes banana».

Орангутан очень осторожно берет гостинец. В его пальцах банан кажется не больше спички. Он аккуратно разворачивает  кожуру и ест, потом начинает разглядывать нас. Под этим внимательным взглядом становится как-то неловко. Мы здесь на равных.

1-CIMG2116

…. День в разгаре и время уже не течет как ручеек термитов по стволу. Скорее оно скачет, как утренние гиббоны.

Мы успеваем пообщаться с десятком орангутанов, бесчисленным количеством хитрых макак и бабочек. Один из перепуганных молодых орангутанов в неудачном прыжке переломил толстое, но трухлявое дерево. Эмоции зашкаливают.

Амар достает из небольшого рюкзака сверток из банановых листьев, там наш обед.

Вверх, вниз, вверх, вниз… тонкая тропа петляет по горкам, иногда мы перепрыгиваем с камня на камень, иногда чтобы спуститься с горки лучше придержаться за гибкий канат лианы.

5 вечера. Джунгли примолкли. И мы тоже молчим. Вверх-вниз, вверх-вниз по тропе. Устали. Лес прогрелся. И даже здесь внизу, у земли совсем не прохладно.

Хорошо тренированный джунглями Амар говорит, что это легкая тропа и он совсем не устал. Что иногда есть желающие сходить в непроходимый лес на неделю. Но такое бывает очень редко. Большинство людей приходит сюда с одной ночевкой. Но для некоторых, у кого совсем мало времени устраивают стремительный «чикен трек», «цыплячий поход» — вовсе без ночевки.

… Все, привал. Здесь будет ужин, и здесь мы заночуем. Амар показывает где здесь местный душ. В ста метрах от стоянки есть водопад, где можно искупаться.

Заходим в воду вначале по колено. Вода ледяная, но сейчас это даже почти приятно. Водопад журчит, бассейн наполняется все новой и новой водой. Вода не может здесь нагреться. Холодно, но уходить не хочется.

Внезапно мы поняли, что на нас кто-то смотрит. Так и есть — несколько орангутанов на краю нашего бассейна. Если бы мы знали тогда, что они боятся воды, нам было бы намного спокойнее. Все, уходят… мы так растерялись, что поздно вспомнили про фотоаппарат.

После холодного водопада вкусный горячий ужин в самый раз. Амар сказал, что он любит, когда туристы хорошо едят. И чтобы мы получше ели. На ужин у нас салат из банановых соцветий и жареный на костре цыпленок. Только ночью я догадалась, почему Амар хочет пожирнее откармливать туристов.

… За ужином у костра мы и не заметили, как совсем стемнело. И началась первая ночь в джунглях, одна из редких ночей, которые могут повлиять на всю жизнь…

Наш проводник Амар

Первая в жизни ночь в джунглях

«В лагере все есть, — сказал нам Амар накануне, — с собой нести ничего не нужно».
«Отлично», — сказали мы и оставили свою модную палаточку в гестхаусе.

«А вот и отель», — сказал Амар к вечеру первого дня трека.
«Отлично» — чуть менее уверенно, но все еще бодро ответили мы, оглядев навес, попутно заглянув за него в поисках костей туристов.

1-Лагерь

Наш отель в суматранских джунглях

Фотография плохая, но разглядеть можно. Наш лагерь — это маленькая очищенная от травы площадка. В землю вбиты бамбуковые колышки, вокруг которых уложена полиэтиленовая пленка. Внутри несколько резиновых ковриков, очень тонких и очень жестких — из натурального каучука, их делают в той же деревне. Не раз еще за ночь мы вспомним оставленные там же в гестхаусе наши мягкие, хоть и не такие натуральные, «пенки».

За ужином мы и не заметили, как стемнело. Затем начался ливень, который погасил последние угли костра.

«Надо ложиться спать,-  сказал Амар, — завтра рано подъем». Мы и сами были не против после дневного перехода

«Амар, — решили мы поговорить на ночь, устроившись на жестких ковриках под навесом, — а опасно ночью в джунглях?»
«Конечно, — ответил Амар, — змеи, скорпионы».
«Отлично…» — опять почему-то сказали мы.
«Фигня, — успокоил Амар, — площадку по периметру лагеря на ночь мы посыпаем солью. ОК. ОК»
«А когда пойдем посыпать?»
«Позже, видите, идет дождь».

Дождь в ту ночь так и не прекратился. А Амар и его помощник сразу уснули. Я вглядывалась в темноту… думаю, они себя чувствовали в полной безопасности. Не всякий турист сразу сможет здесь уснуть. Если что — разбудит.

Первая ночь в настоящих джунглях. Джунгли — вот они, повсюду, Вверх, как двадцатиэтажные здания. Все переплетено, все связано. И четыре маленьких человека на дне этого огромного котла-желудка, которому, в общем-то все равно кого и что переваривать.

Сколько прошло времени? Может час? Может два? Больше? Существуют ли на свете города? Машины? Люди? Существует ли еще что-то кроме этого шумящего леса, щедро заливаемого ливнем? Выберемся ли мы когда-то отсюда? Всего месяц назад я работала юристом в хорошей компании. И думала — вот она жизнь и борьба за выживание. Смешно.

Все спят. И вот ты. Не принадлежишь теперь никому. Даже себе. Только этим джунглям.

Трудно уснуть. Зажгла маленький огарок свечки. Льет дождь. Фитилек дрожит, едва-едва освещая выход из-под нашего навеса. Петли жестких лиан раскачиваются на ветру.

В свете свечки я увидела чьи-то любопытные глаза бусинки, какое-то существо, похожее на белку. Сколько часов так прошло — я не знаю. Все, больше не помню ничего. Только жесткую землю, огарок свечи и шум ливня по крыше нашего навеса.

Утром мы проснулись от крика. Не помню, чтобы когда-то еще я слышала, чтобы так истошно кричали птицы. И впервые я их поняла — они радуются, что вновь увидели солнце. Когда наступает такая безнадежная кромешная мгла, кажется, что это уже навсегда.

На завтрак у нас пирог с бананами — вернее так, очень толстый блин, испеченный на дне большого котелка. Сегодня мы весь день идем дальше, впереди более дикий лес, чем накануне. Потом еще одна ночь, в другом лагере. И рафтинг по горной речке. Потом назад, к людям.

Второй день в джунглях

Сегодня второй день нашего трехдневного трека по суматранским джунглям.

Утром нас встречает «лизард», молодой варан, который живет по соседству, в кустах. Кажется, он здесь уже прикормлен постоянными останками туристов остатками еды.

И вчерашние знакомые — несколько любопытных молодых орангутанов и ловко перебирающиеся по лианам макаки.

Некоторые всем своим видом явно говорят, что они не прочь, чтобы мы поделились завтраком. Но наша основная задача — следить, чтобы в тарелку никакой добавки не прилетело сверху.

Около 7 или 8 утра мы идем дальше. Тропа уходит вверх, мы удаляемся от реки. «Более дикие джунгли» оказались гораздо менее «населенными» — не видно даже макак. Зато смотрим как растет знаменитый хинин — местное спасение от малярии. Разглядываем каких-то ярко-бордовых насекомых, гусениц, ручейки термитов. «Очень высокая степень организации!» — говорит про термитов Амар.

У Амара частенько звонит телефон. Видно, что он беспокоится. После короткого разговора все становится ясно. Он спрашивает, не согласимся ли мы дальше пойти с его помощником. Уже несколько месяцев у Амара болеет жена. Просто сильные боли в животе. Но что это и почему — никто не знает, местная медицина бессильна. Амар боится, что жена может умереть. Если ей столько же примерно лет, сколько Амару — то это не больше 40 и как у всех здесь — несколько детей.

Амар решил пока не возвращаться — вроде на сегодня все более-менее. Так что идем дальше — Амар, Сергей и я. Помощник Амара придет сразу к месту нашего ночлега. Принесет продукты, разведет костер и приготовит ужин. Сервис))) После студенческих туристических вылазок не могу привыкнуть, что есть кто-то, кто будет в лесу готовить нам еду.

День прошел быстро. В каком-то смысле с меньшим количеством впечатлений. Сказывается вчерашняя усталость. Да и разной живности мы видим сегодня гораздо меньше.

Последнее препятствие: чтобы попасть к месту нашего лагеря, надо перейти горную речушку. Амар говорит — переведет каждого из нас по очереди. Мы редко сталкиваемся с горными речками, а потому не сразу понимаем — о чем он.

Фото плохое, с телефона, но примерно понятно.

Река холодная и кажется неожиданно мощной. Хорошо, что Амар страхует. Течение здесь примерно же такое, как в деревне. Здесь его не боятся даже дети. Почти))) Это видео не из джунглей, из деревни.

Метров 15 вброд — и мы у цели.

Как и вчера нас уже ждет разожженный костер, такой же как накануне «отель» и душ — водопад, кажется даже намного более красивый, чем вчера — весь в высоких листьях папоротника.И такой же невыносимо ледяной.

Главное впечатление дня — это тукан с огромным оранжевым носом в кронах деревьев. Красивая редкая птица, которая так быстро улетела, что мы даже не успели достать фотоаппарат. У тукана такой смешной огромный, вызывающего цвета нос, что он кажется приклеенной к птице странной игрушкой.

Фото не мое, но тукан такой же.

Все как вчера — на ужин салат из цветков банана, курица, жаренная на костре целиком, рис и фрукты.

И так же, как вчера, к концу ужина пошел проливной ливень. Мы забираемся в наш «отель» — под полиэтиленовый навес, на жесткие каучуковые коврики.

Вторая ночевка

Ливень льет стеной. Речка грохочет перекатывающимися камнями. Даже отсюда, в десятке метров, слышно как сильно бурлит вода. Ощущение, что мы лежим на бетонной плите, о которую кто-то часто молотит огромной кувалдой.

Судя по тому, как волнуются Амар и его помощник — сегодня их очередь не спать. Через каждые 15-20 минут они ходят проверять уровень воды в реке и водопаде.

Нам, людям равнинной местности, трудно представить, что семья ляжет спать, а утром проснутся не все. Что поток воды из-за нахлынувшего дождя, вперемешку с бревнами с лесопилок будет крушить все на своем пути.

Такое наводнение было в Букит Лаванге в 2003 году. И почти каждая семья здесь пострадала: поскольку у каждого здесь много родственников, так или иначе в каждой семье кто-то погиб, всего около 250 человек. Об этом случае вслух здесь не принято вспоминать.

Амар немножко развлекает нас местными историями — рассказом о том, как несколько немцев пару лет назад решили сэкономить на билетах в национальный парк и услугах гида, пробрались в джунгли чуть-ли не ночью и заблудились. И как весело было местным отыскать полуживых от страха гринго, которые были готовы отдать все, только чтобы их вывели в деревню.

Водопад уже буквально ревет над ухом, полностью перекрывая впечатления ночи накануне. Трудно уснуть, хотя про змей и скорпионов сегодня никто из нас даже не вспоминает.

Возвращение

…Наступило безоблачное утро. Мирно журчащий Бохорок, желтые и голубые бабочки, листья папоротника, подсвеченные на солнце и безобидный водопад — вот что мы увидели, выбравшись из под навеса.

Впереди еще полдня в джунглях и возвращение. Ленивый завтрак на берегу, прогулка к водопаду и рафтинг вниз по речке, назад, в Букит Лаванг.

К рафтингу здесь относятся примерно так же, как к движению на дорогах — пофигистски. Где-то может и пользуются специальными лодками, веслами и спасжилетами, но только не здесь. Здесь все это выглядит примерно так:

И отличие нашего рафтинга будет только в том, что у нас будет не одна, а 3 камеры, связанных веревкой. Вместо весел — длинные палки.

Забираемся в камеры. Течение легко их подхватывает, несет, периодически обрушивая через пороги. Прошедшие ливни делают наш рафтинг веселым.

Но Амару хочется, чтобы было еще веселее. Поэтому он старается как можно громче петь, ловко при этом отталкиваясь длинным шестом о большие камни.

Все, мы вернулись, примерно к той точке, от которой вошли в этот лес два дня назад по бамбуковому навесному мосту:

…Несколько раз переживала это чувство и каждый раз шок. Шок возвращения к цивилизации (даже если это маленькая деревня в полторы тысячи жителей). И даже дело не в том, что людей гораздо больше, чем 2-3, как ты уже привык. Другое. Неужели можно спать на кровати, мыться более-менее в теплом душе, есть с тарелки, а не с вырубленного в джунглях бананового листа?

***

e4f31b82-78ba-48e1-8910-8be2c3aaa332
Друзья, чтобы не пропустить интересное на сайте, следите за новостями и анонсами "SofiTravel.ru" в соцсетях.

Ставьте лайк!